×
Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
26 июн. 2019 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Ким Джонс (Dior Men): «В каком бы модном доме вы ни работали, надо уважать его ДНК»

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
26 июн. 2019 г.

В сегодняшнем мире моды вряд ли найдется более трудолюбивый дизайнер, чем Ким Джонс – креативный директор Dior Men, заядлый путешественник, мастер коллабораций и даже, с недавних пор, редактор журнала и модель. 


Ким Джонс - Photo: Brett Lloyd - Photo: Courtesy of Dior

 
На прошлой неделе состоялся третий показ Джонса для Dior. Британский модельер представил одну из лучших коллекций только что завершившейся Недели мужской моды в Париже, вдохновением для которой послужило, в том числе, сотрудничество Кима с художником-деконструктивистом Дэниелом Аршамом. Также в июне вышел новый номер «A Magazine Curated By» (модный журнал, над каждым номером которого работают приглашенные кураторы – фэшн-дизайнер или дизайнерская команда модного дома. – Прим. пер.), его редактором на этот раз выступил Ким.

Джонс стал креативным директором мужской линии Dior в 2017 году, до этого семь лет успешно проработав в аналогичной должности в Louis Vuitton. В Dior, который является (наряду с Chanel и Saint Laurent) легендарным, историческим французским домом, дизайнер вышел на более изощренный и утонченный уровень, его творческое видение получило новое преломление.

Мы встретились с Кимом Джонсом, чтобы подробнее поговорить о мужской коллекции и аксессуарах Dior сезона Весна-Лето 2020. Дизайнер поделился своими целями и мечтами. Так, в число последних входит создание того, что Джонс называет «потенциальным наследием». 

«Придя в Dior, нужно было адаптироваться. Это другой подход и другие вызовы. Vuitton был для меня, главным образом, брендом люксовых изделий из кожи для тех, кто много путешествует. То есть тогда передо мной стояли иные задачи, не такие, как теперь. А в какой бы модный дом вы ни пришли, надо уважать его ДНК. Dior – это кутюр, высокое портновское мастерство и элегантность», – рассказывает Джонс.


Dior Men - Весна-Лето 2020 - Menswear - Париж - © PixelFormula


В Dior большой ценностью для Джонса является «потенциальное наследие». Руководствуясь этим, он создал коллаборацию с Дэниелом Аршамом: художник включил в сет-дизайн показа Dior Men четыре гигантских буквы DIOR из отвалившегося местами бетона, выстроив их на подиуме, а также надтреснутые бетонные часы, которые можно было увидеть при входе в пространство, где состоялось дефиле. Похожие часы есть на фото кабинета месье Диора.

«Мне всегда нравилось творчество Дэниела. Он мой друг, а потом я видел в этом потенциал, понимал, как это все может работать и соотноситься с Dior. Мне понравилось восприятие Дэниела. И в этом было зерно наследия – такое, каким я хотел его видеть. Знаете, Кристиан Диор дольше владел арт-галереей, чем выступал в роли кутюрье. Поэтому, думаю, просто отлично, что у нас получился такой проект. Ведь в свое время Диор работал с Пикассо, Дали и Максом Эрнстом», – подчеркивает Ким.

Джонс живет на два города – Париж и Лондон. В британской столице Dior организовал для Кима творческую студию на площади Кавендиш-сквер. Став креативным директором в знаменитом французском доме, Джонс начал работать с Пьетро Беккари, нынешним гендиректором Dior. Когда британский дизайнер впервые приехал в Город Света, Беккари был директором по маркетингу и коммуникациям бренда Vuitton.


Dior Men - Весна-Лето 2020 - Menswear - Париж - © PixelFormula


В коллекции сезона Весна-Лето 2020 Джонс не отказал себе в художественных изысканиях. Пример тому – трикотажные вещи с эффектом растрескавшейся штукатурки – в стиле Аршама. Дизайнер также предложил костюмы из креп-сатина, достойные именоваться кутюрными, и комбинезоны из «туаль-де-жуи».

«Что касается «туаль-де-жуи», то мы обратились к этому удивительному парню – одному из десяти токийских мастеров, которые вручную расписывают кимоно. Нам пришлось вставать в очередь, ведь он расписывает только по десять вещей в год!».

Коллекцию, над которой он работал вместе с Дэниелом Аршамом, Джонс разбавил «окаменелостями» галстучных зажимов и металлом брошей в форме ландыша, любимого цветка Кристиана Диора. Поясные цепочки, запонки, цепочки для ключей, перстни – все аксессуары исполнены в оттенке светлого бетона. Кроме того, Ким не боится основательного погружения в архивы, возвращаясь к таким решениям, как мотив «oblique» (графичный диагональный мотив. – Прим. пер.), разработанный Марком Боаном в бытность его кутюрье Christian Dior, и газетный шрифт, впервые введенный в визуальный ряд Dior Джоном Гальяно.

Великолепная коллекция и почти триумфальный показ. Император роскоши Бернар Арно, президент LVMH и владелец бренда, сидел на первом ряду вместе с дочерью Дельфиной, исполнительным директором Vuitton, и сыном Александром, гендиректором Rimowa. Компанию семейству Арно составило полдюжины топ-менеджеров люксовой группы, а также дизайнеры: Читосе Абе, Жюли де Либран, Марк Куинн, Хайдер Акерманн и Вирджил Абло.


Ким Джонс для Rimowa - Photo: Rimowa


Линия Dior Men актуальна, элегантна и полна инноваций. Очень показательны в этом отношении плащи, например, атласные, с узорами «cannage» (декоративная строчка, изначально позаимствованная у стульев в стиле Наполеона III. – Прим. пер.) и «oblique», отсылающими к мужским коллекциям Christian Dior 1960 годов. Нельзя не отметить и новшество от Rimowa – сумки и багажный инвентарь также с мотивом «oblique».  

«У Rimowa будет два дропа, в которые войдет и чемодан на колесиках. Алексу очень понравилась эта идея», – улыбается Джонс, который еще и поработал для Rimowa моделью. Для рекламы немецкого лейбла Кима сфотографировали с чемоданом на пути в аэропорт. «Нельзя оставить наследие, оставаясь на месте», гласит слоган к кампейну, опубликованному в «A Magazine Curated By» под редакцией Джонса.   

Что еще есть в этом номере журнала? Музыка: «габба» – голландская разновидность хардкор-техно. Фотографии Аласдейра МакЛеллана, работы британских художников Джейка и Диноса Чепменов, подборка рисунков Аршама – Дэниел изобразил собачек, в том числе Куки, обожаемого Кимом песика.


Dior Men - Весна-Лето 2020 - Menswear - Париж - © PixelFormula


«В процессе работы я всегда думаю: а что из созданного мной останется через 20-30 лет? Даже когда мы сделали чемоданы для Vuitton и показали их на моем первом показе в Париже, я не уставал спрашивать себя: «А какие из этих вещей представители будущего поколения увидят на выставке?». Когда была выставка в Париже (проходившая в разных частях света выставка «Louis VuittonVolez, Voguez, Voyagez». – Прим. ред.), я сказал, что в Токио на этой экспозиции правильно будет показать несколько новых сумок. Потому что речь идет о «потенциальных архивах». Я считаю, что очень важен вклад, то наследие, которое вы оставляете в модном доме», – едва ли не проповедует 39-летний Джонс.

Ездил ли он куда-нибудь за вдохновением для весенне-летней коллекции?

«Нет, я больше так не делаю. Вместо этого я отправляюсь в архивы. В Dior у меня другие задачи, не те, что были в Vuitton. С Louis Vuitton все обстояло иначе. В прет-а-порте не рассказывается история. В Vuitton задавалось определенное направление: при каких обстоятельствах вы возьмете чемодан, и как в этом контексте чемодан должен выглядеть. Теперь же мой ориентир – месье Диор и то, что, вероятно, могло бы вызвать у него интерес. И что из этого актуально для нашего времени. Особенно относительно художников. В Dior с уважением относятся к тому, как я работаю, и к тому, как мне нравится работать. Я привел с собой мою команду. А еще я люблю работать с Пьетро – он все говорит по делу, без всякой чуши и чепухи. Кроме того, теперь я чаще встречаюсь с месье Арно, которого очень уважаю. Все четко, без помех. Очень четко. Если вы спросите у многих, с кем я работал раньше, они, наверное, скажут, что я сразу хотел здесь оказаться», – засмеялся Джонс.
 

Годфри Дини
 

Copyright © 2022 FashionNetwork.com All rights reserved.